о сайте ...

Тенденции развития российского высшего образования
во второй половине ХХ – начале XXI веков

 Слетков Игорь Алексеевич  
Тамбовский государственный университет имени Г.Р.Державина

Образование в бывшем Советском Союзе развивалось в рамках единой плановой экономики, в которой все отношения строились, как правило, на жестких иерархически организационных связях. В этих условиях местные органы власти, руководители учебных заведений мало что могли сделать из-за отсутствия у них соответствующих прав и финансовых средств. В результате, в сознании сложилось устойчивое мнение о том, что забота об образовании полностью лежит на центральных органах управления.

Переход экономики к рыночным отношениям, распад централизованной модели управления вызвали необходимость разработки и проведения эффективной региональной политики, выработки научно-обоснованной концепции реформирования региональных систем образования, а также принципов их функционирования в образовательном пространстве страны.

В последние годы вопросам регионализации, в том числе и сферы образования, стало уделяться достаточно большое внимание. В некоторых работах, в частности, отмечается, что основными признаками регионализации стали:

- изменение распределения властных и управленческих функций, передача их местным органам управления;

- изменение принципов финансирования;

- ориентация в организации и содержании образования на местные специфические условия;

- формирование образовательных центров по всей территории России;

- разработка моделей переподготовки кадров на региональном уровне и реализация адаптивной стратегии хозяйствования университетов в системе региональных научно-образовательных комплексов [1].

Однако процессы регионализации образовательных систем на различных территориях протекают по-разному и содержат противоречивый характер, что обусловлено объективными и субъективными причинами.

Каждый регион имеет свои природно-географические, демографические, национальные, социально-экономические особенности, сложившиеся годами образовательные структуры, кадровый потенциал и системы управления. Необходимость в регионизации системы образования не всегда находит поддержку в местных органах власти и общественности. Региональное профилирование всех уровней образования, численность вузов и номенклатура специальностей осуществляется, в основном, без учета действительной надобности, то есть проявляется дизъюнктивное взаимодействие интересов потребителя и производителя. Концепции развитии образования в регионе, как составной части стратегии социально-экономического развития, строятся, в ряде случаев, без учета совокупности интересов территории и государства в целом, без глубокого анализа и комплексных социологических исследований процессов, протекающих во всех сферах жизнедеятельности региона.

Пренебрежение историческим опытом, игнорирование складывающихся негативных тенденций в сфере образования под влиянием социально-политических и экономических условий жизни в Советской России, по-видимому,  не могли сказаться на дальнейшем развитии системы образования. Этот процесс просматривается также как противоречивый и многогранный, он изобилует крупными, мировыми достижениями в области образования, но и не менее значимыми просчетами, которые привели к современной кризисной ситуации в образовании.

Однако образовательная система в целом, а российская система образования в особенности, обладает, к счастью, положительной инерцией, здоровым консерватизмом и многочисленными талантливыми педагогами, энтузиастами своего дела, которые в любых условиях предпринимают все для ее развития.

К концу 50-х годов ХХ столетия наша страна располагала одной из лучших в мире систем среднего, профессионального и высшего образования. Она занимала второе место в мире по численности студентов на 10000 населения [2].

Благодаря созданному интеллектуальному потенциалу в России был достигнут высокий уровень фундаментальной науки. В 1917 году уровень образования населения России равнялся одному году обучения, к началу второй мировой войны - 4 года, в начале 60-х гг. - 7 лет обучения, в настоящее время - 10,5 лет. Отметим, что в США, Канаде, Японии в среднем на взрослого приходится уже 13-14 лет обучения; более половины выпускников двенадцатилетней средней школы продолжают обучение в университетах [3].

Тем не менее, в начале 60-х гг. негативные явления в системе образования России начинают переходить из количественного в качественное состояние. В итоге высшая школа оказалась в предкризисном состоянии по отношению к выбору возможных путей своего развития. В своем большинстве вузы превратились в послушные государственные учреждения, которые усмотрели свою основную задачу в идеологизации сознания подрастающего поколения, в подготовке винтиков государственной технической политики да еще в подготовке узких специалистов - средств для реализации технической политики государства. Произошла утрата исконной автономии высшей школы. Образовался отрыв интересов высших учебных заведений от интересов общества, его интеллектуальной жизни и, что наиболее важно, мощный разрыв между культурой и содержанием деятельности вузов.

Доля расходов на образование в процентах к расходам государственного бюджета СССР установилась к концу 20-х гг. на уровне 12,5 процентов, в период 1965 -1980 гг. увеличилась до 15-17 процентов. После 1980 г. эти расходы составляли 12 процентов, затем произошел резкий спад: в 1992 г. до 5,8 процента, в 1993 г. - 4,4 процента [4].

Являясь главным фактором развития и усиления интеллектуального потенциала нации, российское образование все же считается одним из самых мощных. По оценкам ЮНЕСКО, из 59 лучших вузов мира 12 находятся в Российской Федерации. В целом же состояние системы образования в России кризисное. Обладая относительной самостоятельностью и стабильностью, система образования сегодня оказалась в противоречии с обществом, изменившим ориентиры своего развития [5].

Причину, наряду с вышеизложенными факторами, следует искать и в допущении серьезных просчетов в развитии стратегии образования. В 60-80 гг. XX столетия в нашей стране резко увеличилась подготовка рабочих в профтехучилищах - в 2,5 раза, а рост специалистов с высшим образованием только в 1,3 раза. Однако весь мировой опыт свидетельствует: наибольший вклад в прирост производительности труда, темпы экономического развития вносят специалисты, получившие высшее образование.

При всей очевидности реформирования образования к нему надо подходить весьма осторожно. Результаты образовательной политики, внедрения инноваций часто сказываются только через 10-15 лет. Этим и пользуются некоторые реформаторы и новаторы от образования, отлично понимая, что им вряд ли придется отвечать за непродуманные эксперименты.

Современное положение в России и в бывших республиках Советского Союза характеризуется тем, что многие социальные институты старого общества были ликвидированы, а новые еще не появились. В результате население оказалось в состоянии, которое Э. Дюркгейм назвал аномией, то есть  жизнью без лигитимизированной системы правил и норм. В то же время сохраняется множество отношений, законов и норм, оставшихся от предшествующего общества (в том числе от царской России), что еще больше осложняет ситуацию. Особенно ярко это проявляется в сфере образования, которая в условиях подобных коллизий всегда оказывается одной из самых незащищенных и уязвимых.

В 90-е годы кризис российского общества привел к кризису российского образования вообще и вузовского образования - в частности. Это проявилось, к примеру, в наступлении на демократические традиции вузов (отказ от выборности руководителей вузов, ограничение прав ученых советов, сокращение самостоятельности вузов).

Развитие рыночных отношений все сильнее оказывает воздействие на  финансирование вузов, рост конкуренции как в самих университетах, так и между разными учебными заведениями, облик студенчества и профессорско-преподавательского состава. Старинное учебное заведение с прочными традициями, относительно небольшим числом студентов, значительной автономией и самоуправлением отходят в прошлое. Эта классическая оксбриджская модель университета постепенно заменяется новой, в которой ведущую роль уже играет не профессура, а профессиональные менеджеры [6].

Среди многообразия проблем современного высшего образования России главной является проблема финансирования. На сегодняшний день оно составляет 37 процентов от необходимого уровня. Причем запланированные 0,34-0,3 процентов от ВНП реализуются только на 75-78 процентов, тогда как по минимуму необходимо хотя бы 1,05 процентов. В то время как США, Германия, Франция, Англия, Япония постоянно увеличивают расходы на содержание высшего образования, в России эти показатели постоянно сокращаются. Реально объем финансирования российской высшей школы в 9 раз меньше американской и японской.

Несмотря на все проблемы, возникающие в системе высшего образования в России, «…университетское образование должно быть направлено на развитие творческой составляющей формирующейся личности, которая могла бы ставить и решать вопросы развития будущих технологий. Университетское образование - это удавшаяся попытка освобождения мысли, позволяющая увеличить не только объем знаний, но и углублять ранее познанное, более основательно проникать в суть явлений и процессов. Университетскому образованию должны быть присущи внутренняя гармоничность, соразмерная выверенность макроструктуры, содержательная взвешенность разнообразных фундаментальных наук. Таким образом, университетское образование - это не только знания, но и постоянная тяга к их активному получению, и нарастающее умение их находить, извлекать и творить» [7].


[1]См.: Сафронова В.М. Прогнозное видение проблем образования. Сб. ст. Образование: модели и прогнозы (региональный аспект). - М., 1997, с.44.

[2]См.: Шафранов-Куцев Г.Ф. Основы социологии. Курс лекций. (Электронная версия). - Тюмень. - 1998

[3]См.: Шафранов-Куцев Г.Ф. Основы социологии. Курс лекций. (Электронная версия). - Тюмень. - 1998.

[4]См.: Там же.

[5]См.: Ковалева А.И. Кризис системы образования // Социс. - 1994. - №3. - С.79.

[6] См.: И. В. Налетова, И. А. Слетков. О методологических проблемах современного университетского образования// Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. - Вып.4.- Тамбов. - 1999. -С.46-52

[7] Садовничий В.А., Белокуров В.В., Сушко В.Г., Шикин Е.В. Университетское образование: вызов времени и выбор университетов // Философия образования. - М. - 1996. - С.106.